8 (495) 646 62 66
  • night2day choice
  • Starcev Party
  • night2day choice
950
image

Фёдор Любановский: "Всё нужно делать в меру"

Night2Day поговорил с создателем легендарного «Mendeleev» бара Федором Любановским о том, каким должен быть идеальный секретный бар. 

  — Вы, безусловно, один из мастодонтов и ветеранов тусовки. Расскажите, с чего все начиналось? Как вы пришли к тому, чем занимаетесь сейчас? 

— По образованию я юрист и всегда имел отношение к системе общепита и клубной индустрии, как потребитель, как гость заведений. При этом люблю электронную музыку, очень много времени ей посвятил: ездил на тусовки на Ибицу, в Берлин, был во многих культовых местах. Вдохновитель «Mendeleev», который фактически его придумал - Игорь Ланцман - настолько затянул меня своей энергетикой и мыслями, что всеми правдами и неправдами я поменял род деятельности, развернул свою жизнь, остался здесь - и вот пошел уже седьмой год. 

  — То есть, изначально вы работали юристом? 

— У меня высшее юридическое образование, я закончил юрфак с красным дипломом. Как-то один из совладельцев «Mendeleev» попросил последить, чтобы здесь не воровали деньги. Я понял, что мне придется углубиться в эту историю, начал изучать барную культуру, какие-то элементарные классические коктейли, стал конкретно ездить по барам, ходить в серьезные заведения, когда бывал за границей, смотреть - потому что я вообще не разбирался и не понимал, где какой коктейль и единственным барным инструментом, который знал, был шейкер. 

— Когда у заведения несколько учредителей, сложно сработаться?  

— Изначально у меня было их пять, и я чуть с ума не сошел. Какие «speakeasy» бары Вам нравятся за рубежом? А что такое формат «speakeasy», я не очень понимаю? Это интересный момент, ведь «speakeasy» бар - это бар не для зарабатывания денег. Но все бары их зарабатывают. Мне нравится очень много закрытых баров за границей. Эти бары не входят ни в какие рейтинги. «Speakeasy» бар вообще не может входить в рейтинги по определению, потому что тогда теряется его тайна. Тогда это уже не секретно, это массовая история. Да, там безусловно могут работать какие-то бармены, входящие в рейтинг, но сам бар не может входить в рейтинги, на мой взгляд. Сейчас вся барная общественность меня закусает, ну да ладно.

— Но при этом Вы есть во всех рейтингах…

— Нас очень любят иностранцы. Когда был чемпионат, здесь было битком. Причем, люди слышали о нас чуть ли не в самолетах и ходили, бродили, искали.

— Расскажите о концепции «Mendeleev» поподробнее? 

— Здесь кое-что слизано с нью-йоркского «Apotheke», это всем известно. Многие моменты Игорь придумал именно из-за Нью-Йорка: например, вход. В Москве тогда невозможно было встретить ничего подобного. Это все рождалось в муках, потому что изначально концепции не было. Здесь, грубо говоря, такая сборная солянка всех элитных и правильных моментов, которые были в разных клубах. Кстати, открою секрет: «Mendeleev» никогда не ассоциировался с электроникой, раньше здесь вообще не предусматривалось никакой музыки, а уже потом решили сделать танцпол. Изначально на его место хотели поставить бильярд и игровые автоматы - слава богу, от этой идеи отказались, а то бы сейчас уже не было такого места. 

  — У Вас не было опасений, что из-за формата бар не будет приносить прибыль? 

— Были опасения, но всегда можно построить бизнес. Все зависит от того, сколько народа ты приведешь. Что такое «speakeasy»? Из уст в уста. В Москве же очень много людей: 500-700 человек за вечер, которые захотят здесь выпить коктейль, набрать несложно. Мы не зарабатываем миллиарды, как большие клубы, но «Mendeleev» все равно плюсовой. Причем очень долгие годы. Мы вышли в прибыль давным-давно и не уходим в минус. 

— «Mendeleev» бар функционирует уже много лет. За счет чего удается сохранять постоянных посетителей на протяжении столь долгого времени? 

— Это адская и скотская работа всей команды, это и сервис, и какие-то интересные истории с барменами. В Москве нет второго такого места, как «Mendeleev». На мой взгляд, это заведение вечно: кому нравится атмосфера - они будут сюда ходить. — В чем отличие «Mendeleev» от других секретных баров? — В концепции. «Mendeleev» - это танцевальный «speakeasy» бар. Самое главное, чтобы в «speakeasy» баре работали одержимые люди, психи - вот у нас команда это 90% психов в хорошем смысле этого слова. Еще в «Chainaya Tea & Coctails» тоже работают психи, а как в других, не знаю.  

— Как Вам кажется, ключевую роль здесь играет музыка или коктейльная карта? 

— Абсолютная совокупность. Мы раньше размышляли: «Mendeleev» - что это? Коктейли или музыка? А потом поняли, что когда плохо работает бар - никто не ходит. И когда плохая музыка - все уходят.  

— Помню удивительную историю, когда популярный немецкий диджей Solomun не мог уехать из «Mendeleev» сутки. 

— Он приезжал к нам два раза, абсолютно по своему желанию. Показали бар, ему понравилось, и мы чисто на дружеской ноте заобщались. Salomun абсолютно нормальный в общении, но та музыка, которую он играет на больших площадках, отличается от той, которую он играет на afterparty. Я более андеграундный персонаж, мне не нравится его коммерческая деятельность. У него был огромный сейшн на вокзале под Барселоной, и вот тогда он отыграл на «ура». Здесь, если честно, мне его сет не понравился. Он играл ту же коммерцию. Вообще, у диджеев есть свое настроение. Все иногда лажают. Я просто считаю, что если ты получаешь деньги за работу и у тебя плохое настроение, лучше не вставай за пульт. Потому что в принципе если у меня плохая музыка, то и выручки нет.  

— Как вам удается тусоваться столько лет и не уставать от вечеринок? 

— А я устал. Во-первых, уже нет той тусовки, которая была. Люди стали другие, намного хуже. Если брать времена, когда появились первые клубы «Zeppelin», «Зима», «Лето», «Дягилев», раньше была культура, это было интересно. Очень многие, кто тусовался, уехали за границу. Уже невесело, а может мы просто взрослее стали.  

— Не могу не спросить про еще одно Ваше детище - гастробар «Keepish», который вы открыли в мае, но в июле проект закрылся. 

— К сожалению, он умер. Я не смог потянуть проект и могу сказать, это одна из моих самых больших жизненных неудач, потому что я очень много во все это вложил. Мы строили «Keepish» полтора года - сначала там был ремонт, потом еще нюансы. Кто знает, может быть однажды мы его возродим. А сейчас строим новый большой клуб в центре города, открытие планируем в феврале. 

— Клуб с электронной музыкой? 

— В том числе. И с живыми выступлениями. В проекте участвуют такие мастодонты, как Миша Спирит, и еще пара человек. 

— Что послужило причиной закрытия «Keepish»? В чем был основной провал? 

— Мы не смогли его раскрутить. Там была очень высокая аренда. 

— Кстати, ценовая политика была более, чем лояльна, несмотря на то, что принято считать устриц и морских ежей удовольствием не из дешевых. Каким образом удавалось добиться таких цен? 

— Наши цены были супер демократичными, потому что помогал товарищ. Проблема в том, что люди не могут каждый день есть устриц. В этом плане Новиков абсолютно гениальный человек с точки зрения ресторанного бизнеса. Он сделал «Клево», и они очень хорошо работают. И в «Магадане» сейчас дешевые цены на морепродукты. Я считаю, история про устриц очень хорошая. Это полезно, главное, не перебарщивать и во всем знать меру. Хотя и у нас бывали казусы. Но это бывает у всех. 

— Да? 

— Объясню, почему. Дело даже не в испорченности устриц. Есть такое понятие, как белковый удар. Люди просто переедают, и не у всех организм может это переварить. А с морскими ежами вообще все обстоит очень тяжело: можно съесть десяток и сразу отправиться в реанимацию. Все нужно делать в меру. Тогда и жизнь будет нормальная, и тусовки веселые. 

— Планируете ли Вы в будущем запустить что-то подобное, как «Keepish»? Вернулись бы снова к этой истории? 

— Не то чтобы вернулся, я сейчас уже нашел помещение. Будет ресторан «catch up» - что выловили, то и продаем. Подобные рестораны у нас кстати есть, например, «Bebe de la mer», который открыла Лера (Валерия Голованова - прим. ред.). Такой формат маленьких ресторанов, буквально на 10 столов. 

— Ваши любимые заведения в Москве? 

— Я люблю поесть в маленьких ресторанчиках. Часто бываю в том же «Bebe de la mer», «Кофемания» мне очень нравится. Там невероятно хорошая кухня, и одни из лучших завтраков в городе. Сырники оттуда входят в тройку лучших точно.

Выберите свой город